03.11.2009

Аллергия на кредит

Банки плюнули на заемщиков, и "ушли торговать" на биржу.

Им ничего другого не оставалось: на руках валюта да "короткие" рубли, а кредитные риски по-прежнему на заоблачной высоте, как и уровень просрочки.

Статистика, как известно, – вещь неумолимая. Bankir.Ru опубликовал по динамике рублевых активов и пассивов. Цифры, как и всегда, не соврали и обнажили нынешнее незавидное состояние российских банков. Налицо целый ряд проблем, причем касаются они фундаментальной для банков вещи – структуры пассивов. На источники фондирования российских кредитных организаций кризис оказал разрушительное влияние. Поэтому теперь банки больше заняты судорожным наведением порядка в "разболтанных пассивах" и для нормальной работы на рынке времени и сил у них, видимо, не остается. Кредитование, как свидетельствуют , до сих пор в коме, а свободные средства размещаются как попроще, например, в ценные бумаги. Картина рисуется печальная. Впрочем, нашлось немало экспертов, которые уверяют, что в нынешнем положении ничего нет страшного, а наша банковская система идет на поправку.

С валютой наперевес

Наиболее заметным изъяном в банковских пассивах по данным на начало августа стал излишек валюты. 29% сегодня составляет в российских банка доля валюты в активах. Валюта в избытке и не находит доходного размещения, причем у региональных банков излишек валютной ликвидности выше, отмечает эксперт Bankir.Ru Сергей Селянин.

Для того, чтобы у банков накопилось много "лишней" валюты, были созданы все условия. Противостоять натиску обстоятельств кредитные организации не смогли, а может быть и не хотели. Первая и самая важная причина, из-за которой валюта оседала в банковских пассивах – это, конечно же, кризис.

"Доллар начали активно использовать как средство защиты от девальвации рубля в конце 2008 - начале 2009 года, - говорит начальник управления рисков финансовых институтов и муниципальных образований Промсвязьбанка Алексей Когорев. - Рублевые депозиты в массовом порядке переводили в валюту, как частные лица, так и корпоративные клиенты банков. Особенно ярко эта тенденция проявилась в региональных банках, поскольку основой их пассивов традиционно являются средства населения". Причем у крупных банков был выбор: брать или не брать у граждан валюту. Многие из "крупняка" остались верными рублю и ограничили рост ставок по валютным депозитам. Более же мелким, региональным кредитным организациям было не до капризов и они набрали того, что дают, то есть - валюты у населения.

Если крупнейшие банки могли ограничить приток валютных депозитов, делая условия менее привлекательными, то региональные финансовые институты старались предлагать наиболее конкурентные условия для вкладчиков, которые предпочитали делать сбережения в валюте, подтверждает начальник отдела анализа рынка акций инвестиционного банка "КИТ Финанс" Мария Кальварская. Однако с размещением валютных ресурсов у небольших банков вышла заминка. Видимо, сработал извечный "закон подлости". Возможностей по размещению валюты больше у крупнейших банков, работающих с солидными клиентами, объясняет Кальварская. Тогда как основные операции мелких игроков совершаются в рублях. Понятно, что такое несоответствие желаемого размещения и доступных источников привело к излишку валютных средств.

Председатель правления Юниаструм Банка Павел Неумывакин также подтвердил, что причиной валютного излишка в пассивах стали валютные вклады. Однако банкир напомнил и еще одно существенное обстоятельство, повлиявшее на всеобщую "валютизацию" банковских пассивов: "Значительная часть пассивов крупнейших банков была сформирована ресурсами из-за рубежа".

С другой стороны, после начала кризиса валютные риски по вновь выдаваемым кредитам резко возросли. Поэтому произошло существенное снижение интереса потенциальных заемщиков к кредитованию в валюте, как среди физических, так и юридических лиц, объясняет Павел Неумывакин. По его наблюдениям, только незначительная часть корпоративных клиентов готова сейчас брать кредиты в валюте, да и то преимущественно на долгосрочный период, например, в рамках реализации проектов по проектному финансированию. Отсюда избыток валютной ликвидности, связанный с ограниченным спросом на валюту со стороны новых заемщиков. Нужна стабилизация на валютном рынке, чтобы снова повысился спрос на кредитование в валюте, но это уже вопрос в лучшем случае середины следующего года, считает банкир.

Регулятор насолил

Свою лепту в создание проблемы с валютными излишками в пассивах кредитных организаций внес Центробанк. Регулятор, похоже, не ожидал, что создадутся естественные условия для накопления валюты в банках и проблемы с ее дальнейшим использованием, а поэтому невольно подлил масла в огонь. "В период начала активной фазы девальвации глава ЦБ указывал на то, что валютные обязательства банков существенно превышали валютные активы", - рассказывает начальник аналитического отдела ИК "БФА" Роман Дзугаев. По мнению аналитика, Банк России, проводя девальвацию рубля, помимо других целей стремился к тому, чтобы кредитные организации могли нарастить вложения в валюте и сократить соответствующие обязательства. Как мы видим, в итоге, с долей валюты в пассивах банки даже переборщили.

Но не все потеряно. Как считает Алексей Когорев, ситуация уже начала меняться к лучшему: "Банковские кредиты с начала кризиса были востребованы в основном в рублях. Но тренд на укрепление рубля – долгий, поэтому физические лица и компании перекладываются в рубли. Таким образом, происходит изменение валютной структуры обязательств банков". С учетом ставок по рублевым вкладам, вложения в национальной валюте становятся более привлекательными, чем раньше, считает банкир.

Но что предстоит пережить банкам, пока у "критической" массы клиентов произойдет окончательный сдвиг в сознании и большинство переключится на рубли – это большой вопрос. Все-таки клиенты – инертная субстанция. Тем временем накопленную валюту нужно куда-то девать. Только вот привлеченные банками в валютные ресурсы пока не находят адекватного размещения, отмечает зампред правления Русславбанка Сергей Блудов. По его наблюдениям, основные работающие активы банков – кредиты и ценные бумаги – в последние годы в большинстве своем носили рублевый характер, поэтому быстро "перестроиться" на валюту сейчас сложно. Особенно это заметно в регионах, где количество заемщиков, готовых привлечь кредит в иностранной валюте, например, ориентированные на экспорт предприятия и организации, объективно ниже. В результате иностранная валюта зачастую служит для банков больше объектом залога по привлекаемым рублевым средствам, чем ресурсной базой, заключает эксперт.

Так что избавиться от валюты банкам сейчас не так просто. Массовая продажа на рынке - тоже не вариант. "Продажа валюты в существенных объемах создаст значительную короткую валютную позицию, - объясняет Сергей Блудов. - А это, во-первых, ведет к чрезмерному валютному риску, а во-вторых, прямо запрещено существующими нормативами открытой валютной позиции". Нет ничего удивительного в том, что банкиры жалуются на излишнюю жесткость ограничений. "На самом деле, вопреки распространенному мнению, банки редко намеренно пытаются заработать на переоценке активов и пассивов при изменении валютных курсов, - уверяет Сергей Блудов. - Их бизнес носит больше комиссионный характер".

Кстати, некоторые шаги по изменению требований к банкам при торговле валютой уже были предприняты регулятором. В конце июня была отменена рекомендация ЦБ по поддержанию банками неизменного среднего уровня чистой валютной позиции. И это несмотря на то, что не так давно ЦБ поймал некоторые кредитные организации на нецелевом расходовании госпомощи. Она была направлена для поддержки кредитования реального сектора, а использовалась для игры на валютном рынке.

Однако, по наблюдениям ведущего аналитика отдела макроэкономического анализа банка "Петрокоммерц" Дмитрия Харлампиева, отмена рекомендации привела к обратным последствиям, став фактором увеличения валютной позиции. Рост валютных остатков по итогам июля, по мнению аналитика, вполне мог быть продиктован сохраняющимся в то время августовским девальвационным стереотипом, миф о котором в полной мере в последующий период развеяла рыночная динамика. "По итогам августа изменение обменного курса рубля и стоимости бивалютной корзины было минимальным, - рассказывает Дмитрий Харлампиев. - Начиная с первых чисел сентября, наметился устойчивый ревальвационный тренд: к текущему моменту корзина подешевела на 6,5%, рубль укрепился к доллару США более чем на 9%". Предпосылки для роста курса рубля вполне оптимистичны, считает аналитик. Положительное сальдо торгового баланса увеличивается, а чистый отток капитала частного сектора падает. Сохраняется не только интерес к риску в глобальном масштабе, но и благоприятная конъюнктура сырьевых рынков. Ну а укрепление рубля, также как и повышенный спрос на рублевые кредиты, дает надежду на то, что чистая валютная позиция банков будет сокращаться.

Рублевое наводнение

Получается, что банков не только полно валюты, но и в рублях тоже нет недостатка. Вопрос рублевой ликвидности отходит на второй план, считает Сергей Селянин. Этому процессу не мешает даже то, что депозитная база еще не восстановилась, а брешь в рублевых пассивах по-прежнему закрывает Банк России. В пиковый момент, которым можно считать февраль этого года средства ЦБ составляли 14% обязательств банков, но если брать только рублевые долги перед регулятором, то этот показатель был намного выше и составлял 25%, а у отдельных банков он вообще зашкаливал. Теперь по данным таблицы "Динамика рублевых активов и пассивов" видно, что с февраля банки вернули ЦБ половину денег, заместив их вкладами и остатками на расчетных счетах.

Вывод очевиден – у банков появилась альтернатива, то есть какие-то более выгодные и удобные источники средств, нежели займы ЦБ. "Досрочное погашение соответствующих обязательств можно объяснить способностью участников рынка фондироваться за счет более дешевых краткосрочных инструментов, стоимость которых еще будет дополнительно снижаться", - считает Дмитрий Харлампиев. Он прогнозирует, что в среднесрочной перспективе механизм рефинансирования банковского сектора будет трансформироваться, в том числе и за счет снижения удельного веса беззалоговых кредитов. Привлекаемые участниками рынка средства ЦБ и Минфина заместятся традиционными обеспеченными инструментами. По последним доступным данным за 9 месяцев текущего года, вес беззалоговых кредитов в банковских портфелях составляет около 10%. Это вполне оправданно, учитывая тот факт, что изначально денежные власти позиционировали "кредиты без обеспечения" как аварийную меру, заключает эксперт.

Так или иначе, но банки, прежде всего крупные, накопили сейчас достаточную "подушку" ликвидности. По мнению главного экономиста УК "Финам Менеджмент" Александра Осина, об этом свидетельствует снижение краткосрочных кредитных ставок на межбанковском рынке до 5-6% годовых против 15% в начале года. То же случилось и со стоимостью среднесрочных межбанковских займов, которая зимой составляла 20-25% годовых, а сейчас упала до 10-12%.

Ставки денежного рынка различных срочностей, снижаясь, следуют за ставками по операциям, проводимым ЦБ. Предпосылки для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики объективно сохраняются, полагает Дмитрий Харлампиев. Комфортное состояние внутреннего валютного рынка, держащийся на нулевом уровне темп инфляции, низкая эластичность ставок кредитного рынка по регулируемым процентным ставкам – все это, по мнению эксперта, создает условия для снижения ставок Банка России. На горизонте шести месяцев произойдет еще одно снижение ставки рефинансирования до уровня 9%, прогнозирует Дмитрий Харлампиев. Вклады физических лиц продолжают увеличиваться. Причем никаких признаков повторения негативного опыта октября 2008 года (месячное сжатие на 6%) нет, уверен аналитик.

На улучшение за счет вкладов рублевой ресурсной базы банков указывает и Александр Осин. На начало сентября объем вкладов юридических и физических лиц в кредитных организациях увеличился по сравнению с началом года на 5% и 13% соответственно. С учетом предоставления государством гарантий по вкладам, улучшения показателей достаточности капитала банков, сохранения существенного объема централизованной поддержки экономики, такая динамика сохранится и в среднесрочном периоде, полагает Осин. Хотя, как прогнозирует Роман Дзугаев, в 2010 году напряженным моментом может стать ужесточение денежно-кредитной политики основными центробанками, которое будет сопровождаться повышением ставок по ключевым валютам.

Кредитная пробуксовка

Вроде бы у банков достаточно денег. Однако пока они кредиты толком не выдают, а вклады продолжают привлекать по завышенным ставкам. Так почему же кредитные организации еще не вывели свой бизнес из "болезненного" состояния? К сожалению, как признались сами банкиры, а также подтвердили аналитики, с ресурсной базой не все так гладко, как хотелось бы думать. "Ситуация с рублевыми ресурсами сейчас, конечно, гораздо лучше, чем год назад, но на второй план проблема еще не отошла, - считает Сергей Блудов. - Достаточно посмотреть на предлагаемые банками ставки по рублевым вкладам, которые достигают 18% годовых".

Ресурсы ЦБ не могут быть использованы для долгосрочных вложений – срок их предоставления редко измеряется даже месяцами, отмечает банкир. Основная фундаментальная проблема российских банков - отсутствие длинных (на срок более 1 года) денег, как в рублях, так и в валюте, подтверждает Павел Неумывакин. Если исключить поддержку со стороны ЦБ, ситуация с длинными пассивами выглядела бы совсем грустно. По мнению Павла Неумывакина у банков, помимо займов регулятора, есть только два реальных источника средств: собственный капитал, возможности роста которого для большинства комбанков весьма ограниченны, и прирост вкладов населения, большинство из которых сроком максимум на год. Рублевые депозиты реально будут расти только преимущественно в крупных банках с высоким рейтингом надежности и конкурентными ставками на рынке. Такая ситуация продлится минимум до конца следующего года, считает банкир.

Ничего удивительного, что в таких условиях кредитование буксует. Это видно из таблиц "Рублевые кредиты предприятиям" и "Валютные кредиты предприятиям". Рынок кредитования, действительно, находился в коме с октября 2008 года, то есть практически год, подтверждает первый зампред правления Москоммерцбанка Людмила Лебедева. В относительно больших объемах кредитуют Сбербанк, ВТБ и несколько крупнейших банков с государственным участием. Некоторые коммерческие банки в третьем квартале также начали активнее выдавать ссуды, чем в первом полугодии текущего года, но большинство портфелей продолжают сворачиваться, отмечает Лебедева. Виной тому сложность прогнозирования финансового состояния заёмщика и, как следствие, высокий уровень кредитного риска. Сокращение конечного потребительского спроса, снижение прибылей и доходов – все это мешает банкам "поверить" в заемщика. Кроме того, сохраняются на высоком уровне макроэкономические риски, что, несмотря на усилия властей по поддержке кредитования реального сектора, сильно снижает стимулы для расширения ссудного портфеля банков, добавляет Дмитрий Харлампиев.

А еще банкиров пугает растущая просрочка по кредитам. Продолжающийся, хотя и с более низкими темпами по сравнению с ожиданиями, рост объема и доли просроченной задолженности, вынуждает банки формировать дополнительные резервы, что, в свою очередь, ухудшает финансовые показатели, отмечает Дмитрий Харлампиев. Дальше может быть еще хуже. По прогнозам руководителя стратегической службы Абсолют Банка Равиля Нигматова, просроченная задолженность банков станет расти в результате реального отображения реструктуризированных ранее проблемных кредитов. Кроме того, объем просрочки по российским стандартам бухгалтерского учета в рознице может увеличиться из-за того, что в отчетности отражаются только просроченные платежи, а не тело кредита.

Ушли на биржу…скоро вернемся

Сама по себе избыточная ликвидность, впрыснутая в систему, и даже снижение ставок не заставит банки усиленно кредитовать экономику пока не будет ясности с перспективами рынков и компаний, которые на них оперируют, делает неутешительный вывод аналитик департамента финансовых рынков Пробизнесбанка Андрей Клапко. По его мнению, укрепление рубля только усиливает риски, как экспортеров, так и компаний ориентированных на внутренний спрос. В данном случае банкам ничего не остается, как играть на финансовых рынках, выбирая рыночные риски вместо кредитных и поддерживая повышенный уровень ликвидности, заключает эксперт. Это наблюдение подтверждают и данные таблицы "Ценные бумаги".

Так почему банки "ушли" именно на биржу? Во-первых, к этому их стимулировал рост финансовых рынков. "Для стимулирования экономики монетарные власти ведущих стран снижали ставки центробанков с целью удешевления стоимости заемных ресурсов для экономических субъектов с ориентацией на рост потребительского спроса, - объясняет Роман Дзугаев.- Вследствие этого фактор дешевой ликвидности, образовавшейся на развитых и развивающихся рынках, способствовал росту основных фондовых и сырьевых торговых площадок, и российский рынок исключением не стал".

По прогнозам Равиля Нигматова, банки "вернутся с биржи" очень скоро - после первой же коррекции на фондовом рынке. Те кредитные организации, которые успели зайти на низком уровне, в любом случае получат прибыль, а тех, кто не угадает и зайдет слишком поздно, будет не так много, предполагает эксперт. Но все это возможно лишь при условии, что на внешних рынках ситуация останется стабильной и нефть продержится на текущем уровне, добавляет Нигматов.

По мнению Людмилы Лебедевой "уход" на биржу для банков – это тоже временная и вынужденная мера. "Действительно, при свернувшемся кредитовании единственным инструментом сохранения доходности стали ценные бумаги, точнее – госбумаги, долговые и корпоративные бумаги голубых фишек. Многие банки размещали ресурсы именно на этом рынке", подтверждает зампред. Однако в этом тренде она не видит ничего необычного. Ведь для банков увеличение доли высоколиквидных активов и остатков на счетах ЦБ во время кризиса всегда было традицией.

Госбанки сдадут позиции

Нынешняя ситуация выгодна, пожалуй, лишь крупным госбанкам. По сути конкуренции на рынке кредитования для них сейчас не существует. Данные таблицы "Кредиты и просрочка" ренкинга Bankir.Ru на 1 августа соответствуют этим тезисам. "Как видно, рост кредитов предприятиям отмечен только в группе госбанков", - отмечает Сергей Селянин. У этой же группы и рост потребительских ссуд. Даже у Сбербанка кредитный портфель в июле не уменьшился.

"Преимущество госбанков заключается в их высокой капитализированности и более стабильных и дешевых источниках фондирования, - рассказывает Андрей Клапко. - Кроме того, госбанки как главные реципиенты государственных денег формально или неформально брали на себя обязательства кредитовать реальный сектор, что также частично объясняет их возросшую роль в данном сегменте". Эта тенденция еще больше усилила фрагментированость сектора в пользу госбанков, что снизило гибкость и "рыночность" всей системы, считает эксперт.

Дополнительное преимущество госбанки перед коммерческими кредитными организациями получили за счет изменений на рынке вкладов. "Во время начальной стадии кризиса банки в большей или меньшей степени столкнулись с оттоком средств клиентов, - рассказывает Алексей Когорев. - При этом госбанки от этой ситуации выиграли, так как многие вкладчики, в том числе корпоративные клиенты, переводили свои средства в более надежные с их точки зрения структуры".

Свято место пусто не бывает, поэтому гегемонии госбанков на рынке кредитования рано или поздно придет конец. Средства клиентов постепенно возвращаются из госбанков в коммерческие кредитные организации, отмечает Алексей Когорев. Госбанки предлагают более низкие ставки по депозитам, обосновывает свою позицию банкир. Для него очевидно, что для крупных госбанков не все клиенты значимы. Работать с такими мощными кредитными организациями на равных могут далеко не все компании, поэтому за хорошим сервисом они возвращаются в коммерческие банки, предполагает Алексей Когорев. Начал восстанавливаться и финансовый рынок: в качестве примера – недавнее крупное размещение рублевых облигаций Росбанка, синдицированный кредит МДМ Банка, привлеченный от западных банков. А это значит, что коммерческие финансовые институты возвращают свои позиции в плане ресурсов и уже не выглядят так "бледно" на фоне госбанков. Не смотря на то, что по-прежнему идут разговоры о второй волне кризиса, можно отметить постепенное улучшение ситуации на банковском рынке, считает Алексей Когорев.

Проблемный плацдарм

Вопрос создания адекватной нынешним условиям работы ресурсной базы для кредитных организаций стал "краеугольным камнем" на банковском рынке. Ресурсы вроде бы появились, но их состав и качество не позволяют банкам полноценно развиваться. Финансовые институты пытаются приспособиться к новым условиям работы, в том числе к той далекой от совершенства структурой пассивов, которая у них сейчас есть. Похоже, что именно из-за этой вынужденной "перестройки" банковскому бизнесу пришлось "притормозить", а в сфере кредитования реального сектора вообще впасть в ступор. Поэтому вопрос структуры банковских пассивов и ее будущности достоин более детального рассмотрения. Что косвенно подтвердили опрошенные эксперты, которые уделили повышенное внимание именно этой теме.

Экспертный опрос Bankir.Ru

Что происходит с пассивами банков?

Александр Осин, главный экономист УК "Финам Менеджмент":

- В пассивах банков в докризисном августе прошлого года доли займов ЦБ, средств, полученных от других кредитных организаций, вкладов юридических и физических лиц составляли соответственно 0,22%, 14,4%, 18,68% и 25,03%. Под влиянием кризиса, а также на фоне повышения отраслевых рисков банковского бизнеса, доля средств, полученных кредитными организациями от других банков, на начало августа этого года составила 11,6%.

Отток вкладов населения в начале года по данным на 1 августа привел к сокращению доли депозитов физических лиц в кредитных организациях до 23,54%. Компенсировала эти негативные изменения в банковских балансах поддержка регуляторов. Доля кредитов ЦБ в пассивах банков к 1 августа увеличилась до 6,81%. Полагаю, что в среднесрочном периоде объем средств Банка России в пассивах кредитных организаций будет сокращаться, а их структура в ближайшие два года вернется к своим докризисным показателям.

Андрей Клапко, аналитик департамента финансовых рынков Пробизнесбанка:

- Ресурсная база российских банков находится под влиянием условий, сформированных во время кризиса, когда государство в лице ЦБ и Министерства финансов (Минфин) выступило в непривычной для себя роли одного из главных источников фондирования. Сейчас доля средств ЦБ в банковских пассивах начала снижаться с 12% в начале года до нынешних 7%, но все еще на порядок превышает докризисные уровни, когда она составляла менее половины процента. Кроме того, не следует забывать о новых "посткризисных" элементах финансирования банков государством, в частности, субординированных кредитах Внешэкономбанка и депозитах Минфина.

Что же касается традиционных ресурсов, таких как депозиты населения и предприятий, то этот источник стабилен. Вклады населения выросли с начала года на 10%, а организаций – на 6%. Несмотря на то, что частично темпы роста, особенно в начале года, объяснялись рублевой переоценкой валютных вкладов, этот источник может остаться устойчивым и продолжит расти в обозримом будущем. Во-первых, благотворно на объем банковских вкладов повлияет снижающаяся инфляция, которая делает реальную доходность по ряду депозитов на уровне 5-7% (немыслимый уровень еще несколько лет назад). Во-вторых, проводимая сейчас политика снижения ставки рефинансирования может стимулировать долгосрочные вложения в ожидании снижения доходностей по депозитам.

Елена Федоткова, аналитик Номос-Банка:

- Сейчас мы можем наблюдать активное привлечение средств физических лиц, как источника фондирования с перспективами дальнейшего роста. Оживление долговых рынков позволяет банковскому сектору рассматривать их как еще один источник пополнения ресурсной базы. А вот задолженность перед ЦБ банки постепенно сокращают, чтобы решать свои задачи самостоятельно и не зависеть от временного источника, имеющего антикризисную направленность. "Обжегшись" на девальвации, кредитные организации постепенно переводили свои пассивы в рубли, замещая подорожавшее валютное финансирование. Сейчас большей частью фондирование идет в рублях, в том числе и ввиду недоступности западных рынков долгового капитала. Вслед за укреплением рубля несколько изменяется и валютная структура депозитов: намечается тенденция ухода в национальную валюту.

Мария Кальварская, начальник отдела анализа рынка акций инвестиционного банка "КИТ Финанс":

- Ситуация с ликвидностью сейчас не стоит так остро, как раньше. Большая часть задолженности рефинансирована, отток депозитов сменился притоком, ставки снижаются, а операции на межбанковском рынке активизировались. В ближайший год ситуация с ликвидностью улучшится, а денежный рынок стабилизируется. Этому будет способствовать еще и снижение ставок. В отсутствии потрясений и негативных новостей с внешних рынков ожидается дальнейший возврат кредитов ЦБ, которые не являются самыми дешевыми средствами для банков. В 2010 году доля средств ЦБ в банковских пассивах может снизиться еще на 1-2 процентных пункта. В условиях укрепления рубля приток рублевых депозитов продолжится, но снижение от текущих уровней может привести к изменению тенденций, когда валютные депозиты вновь будут привлекательны. До кризиса доля валютных вкладов была около 20%, на пике доля достигала 40%, сейчас 30-35%, к концу года этот показатель может опуститься к 30%.

Равиль Нигматов, руководитель стратегической службы Абсолют Банка:

- До последнего времени происходил рост объемов депозитов клиентов при снижающихся кредитных портфелях, таким образом, мы наблюдаем снижение разрыва между кредитами и депозитами. Параллельно шло увеличение доли валютных депозитов из-за низкого уровня доверия к рублю. Наконец, можно отметить рост стоимости привлечения депозитов: большинство банков в этом году увеличили доходность по вкладам. Однако в течение последних двух месяцев наметилась обратная тенденция: депозитные ставки начинают снижаться.

Сергей Блудов, заместитель председателя правления Русславбанка:

- Основными характеристиками ресурсной базы банков сейчас можно считать: повышение доли валютных средств, сжатие остатков на счетах корпоративных клиентов, общий рост стоимости ресурсов на фоне ужесточения конкуренции и увеличения кредитных рисков. В ближайшее время структура пассивов банковской системы существенно не изменится. Разумеется, все сказанное в первую очередь относится к частным банкам, не имеющим существенного государственного ресурса. Правда, заимствования могут стать немного дешевле, если низкая инфляция и крепкий рубль удержатся на долгое время.

Лицензия ЦБ РФ на осуществление банковских операций № 3365 от 17.12.2014 г.
Подключение эквайринга
Получить консультацию
Получить консультацию
Заявка
пол:
Допустимый возраст клиента - от 21 до 69 лет.
Заявка на ипотеку
Заявка на встречу
Задать вопрос
ваш статус:
Оставить отзыв
Подписаться на снижение цены
Предложить свою цену
Оставить заявку

Мы всегда рады ответить на любые Ваши вопросы

Отклик на вакансию

Мы рассмотрим Ваше резюме и свяжемся в случае необходимости

Анонимное сообщение
Заказ наличных денег
Заказать обратный звонок
Забрать вклад
Спасибо!

Благодарим за обращение. Ваша заявка принята

Наш специалист свяжется с Вами в течение рабочего дня

Предоставляются, в случае наличия изменений, о которых ранее Банку не было известно