20.04.2009

Сорвать банк

Государство закрывает глаза на неэффективность финансовых монстров
Избежать коллапса банковской системы и отечественной экономики можно, только используя практику двойных стандартов. В Центробанке это давно поняли, прекратив сопротивляться произволу крупных банков. Борьба за "чистоту" финансовой системы практически не оставляет шансов на выживание мелким и средним игрокам.

"Государство проявило понимание и поддерживает крупные банки", - заявил в одном из последних интервью член совета директоров "ВТБ Капитала", бывший председатель ЦБ Сергей Дубинин. По его словам, объем "плохих активов" в банковской системе к концу года может составить 20%. Этого не стоит дожидаться и, по мнению экс-главы ЦБ, нужно объявить "требования к капиталу банков, предложив им объединиться, провести слияние, поглощение, договориться, кто с кем соединяется. Таким образом, плавно, в несколько этапов, выйти на эту цифру (20 - 30 крупнейших банков, которые получат господдержку. - "Ко")". Интересное мнение, учитывая то, что банковский кризис только начинается, а опасность, как признал на прошлой неделе глава Сбербанка Герман Греф, придет из реального сектора экономики. Хотя все не перестают говорить о просрочке по кредитам физлиц, их вина в проблемах банков минимальна. С начала прошлого года доля просроченных кредитов населения выросла всего с 0,5% до 0,6% на 1 марта 2009 года. Просрочка же предприятий увеличилась с 0,4% до 1,4%. В первую очередь это отразилось на крупных кредитных учреждениях. Просрочка у 20 крупнейших банков взлетела на 43,1% против 39,5% у всех остальных. А достаточность капитала, которая страдает при росте просрочки, у больших банков ниже.

НА ДЕНЬГИ ЦБ    

Контролировать банки пытаются со всех сторон. В конце января к этому процессу подключили ФСБ, в марте в ряд российских банков были направлены кураторы ЦБ, а на прошлой неделе интерес проявила уже Генпрокуратура. Юрий Чайка призвал повысить контроль за соблюдением законности при реализации антикризисных мероприятий. Беспокойство генерального прокурора вызвало конвертирование банками в валюту госсредств и их вывод за рубеж. "Совершение таких операций приводит к обесцениванию национальной валюты и препятствует поступлению финансовой поддержки государства в промышленность и другие отрасли экономики", - отметил Юрий Чайка. В конце 2008 года отток капитала из России составил порядка $130 млрд. Вместо того чтобы кредитовать другие банки и реальный сектор, госбанки размещали средства на зарубежных счетах, отмечал первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов.
Все виновные известны, но никаких, даже административных мер к ним не применили. Крупнейшую рублевую прибыль показал Газпромбанк, заработавший 69,6 млрд руб., а январская прибыль ВТБ составила 13,6 млрд руб. Зато в Кремль вызвали глав представительств иностранных банков, которые начали выводить активы, помогая ликвидностью своим "материнским" компаниям.
Выделив на помощь банковской системе миллиарды рублей, которые по идее должны были пойти на кредитование экономики, государство предоставило избранным возможность дополнительного заработка. Для своих крупных и близких компаний-клиентов банки перевели валютные кредиты в рублевые, чтобы спасти их от убытков при обесценивании рубля, а сами начали закрывать свою валютную позицию и скупать доллары и евро. Примерно таким образом ВТБ выручил ОАО "Система-Галс". При этом проблемы с ликвидностью у того же ВТБ могли возникнуть еще осенью. Набранные на Западе кредиты вернуть самостоятельно было тяжело. Брешь залатали средствами госкорпораций и ВЭБа, который рефинансировал ВТБ $950 млн долгов. После этого значительные средства раздавались на беззалоговых аукционах, а также размещались Центробанком непосредственно на счетах (ВТБ - около 600 млрд руб., Газпромбанк - 305 млрд руб.). Сегодня Сбербанк собирается получить от Центробанка 500 млрд руб., а ВТБ претендует на 200 млрд руб. помимо проведения дополнительной эмиссии акций на такую же сумму.

"НАГЛОСТЬ И ЦИНИЗМ"

В начале апреля глава ВТБ Андрей Костин предложил установить кодекс банковской деятельности. "Наглость и цинизм некоторых наших коллег поражают, - отметил он. - Если мы сами не будем давать оценку их деятельности, то нам не удастся отмыть образ банкира". Он говорил о предпринимателях, которые, предчувствуя скорый конец своего бизнеса, начали выводить ликвидные активы. Это заканчивалось уголовными делами, но деньги, как правило, исчезали бесследно. Создается впечатление, что, рассуждая о "наглости и цинизме", руководство ВТБ пытается отвлечь внимание от проблем, существующих в своей структуре. Уголовные дела не редкость в банковской сфере. Но они, как правило, связаны с конкретными случаями мошенничества. Такими, например, как выдача кредитов по "липовым" документам в Люблинском и Стромынском отделениях "Сбера" или в отношении управляющего биробиджанским филиалом Связь-банка Лилии Ткаченко. Она незаконно выдавала кредиты своим родственникам. По-настоящему вопиющие случаи до суда доходят редко. Так, Связь-банк потерял $2,5 млрд. От банкротства его спас ВЭБ, внеся в капитал $2,5 млрд.
Сегодня самые громкие уголовные дела связаны с выводом активов. Банк "ВЕФК-Урал" отличился тем, что перечислил средства, предназначенные для выплаты пенсий и социальных пособий, в головной офис в Санкт-Петербург, который испытывал в тот момент серьезные финансовые трудности. Уже задержаны президент ВЕФК Александр Гительсон и бывшие руководители подконтрольного ему до недавнего времени банка ВЕФК. Их подозревают в растрате более 890 млн руб. Для спасения банка государством было выделено 60 млрд руб., но разворовываться начала даже помощь, предназначенная для выплат пенсионерам. Мелкие банки работают "грязнее" крупных, многие из них специализируются на отмывании средств, запас прочности у них минимален. Да и для регулятора не составит труда закрыть такой проблемный банк. Факты, как правило, становятся известны, когда финансовое состояние кредитного учреждения поправить практически невозможно. Опять же зачастую крупный банк обладает более квалифицированным персоналом, может себе позволить дорогих консультантов или адвокатов, поэтому и отбивается от претензий лучше. Не секрет, что и менеджмент крупных банков - выходцы из того же ЦБ и других властных структур. Естественно, прежде чем совершить какую-то сомнительную операцию, они могут "по-дружески" посоветоваться со своими бывшими коллегами и узнать, как они на это посмотрят.

ЕСТЬ ЧТО ТЕРЯТЬ

Чтобы облегчить себе жизнь, Центробанк продолжает ужесточать требования к финансовым организациям. "Контролировать деньги и их использование проще в 30 банках, чем в 1000, - говорит генеральный директор Tax Consulting Эдуард Савуляк, - да и тысячи толковых контролеров в ЦБ просто нет". И собственники крупных банков более понятны и адекватны, им есть что терять. Новые правила ЦБ направлены на борьбу с незаконными операциями, с отмыванием денег. Огромное количество банков уже лишились и будут лишаться лицензий за различные нарушения. Что касается ошибок, то от них никто не застрахован. Но при этом трудно представить, что у крупного банка будет отобрана лицензия. Само собой, что при "обвале" крупного федерального банка, в котором обслуживались крупнейшие налогоплательщики и большая часть вкладчиков, потрясение будет гораздо сильнее, чем при банкротстве сотен мелких (коллапс крупнейших частных банков 1998-го и его последствия еще не забыли).
Вместе с этим Центробанк либо сам помогает крупным банкам соответствовать своим требованиям, к примеру, снижая норму достаточности капитала, либо закрывает глаза на "незначительные" нарушения. Так, например, было летом прошлого года с одной из первых сделок инвестиционного подразделения банка - "ВТБ Капитала". Мировой финансовый кризис в самом разгаре, ликвидности на рынках нет, но у ВТБ нашлось почти $1,5 млрд (летом прошлого года сумма сделки составила 35,14 млрд руб.) для "Сильвинита", вернее, для его "дочки" - Камской горной компании. Ей срочно нужны были деньги, чтобы оплатить лицензию на разработку нового калийного месторождения. Тогда глава "ВТБ Капитал" Юрий Соловьев бравировал, что лондонское подразделение VTB Bank Europe pic в рекордные сроки организовало открытие для предприятия кредитной линии.
Но прошло всего несколько месяцев, и стало ясно, что "Сильвинит" не способен не только начать освоение месторождения, но и платить по кредиту. В феврале 2009 года компания обратилась в правительство за помощью - просила снизить железнодорожные тарифы и отменить экспортную пошлину на калийные удобрения, а к ВТБ - за отсрочкой платежей. В "ВТБ Капитале" отказались говорить, по каким критериям проверялась платежеспособность компании и что служило залогом, подтвердив лишь факт выдачи кредита. Но в случае с "Сильвинитом" кредитором по сути выступил Центробанк. Примерно в то же время, когда было объявлено о займе, Банк России изменил правила расчета международных резервов и включил в их состав свои активы, размещенные в зарубежных банках, контролируемых российскими кредитными учреждениями. После этой поправки ЦБ перевел в VTB Bank Europe plc $1,5 млрд, за счет которых и фондируется сейчас кредит производителю удобрений.

ВЕКСЕЛЬНАЯ СХЕМА

Освоили госбанки и механизм, позволяющий повысить качество надежности должника и, следовательно, снизить отчисления в резерв. Выглядит это следующим образом: заемщик покупает на сумму кредита у банка векселя (в этом случае в кредитном учреждении действует исключение из правил, и кредит относится к более высокой группе надежности), после чего эти бумаги вновь продаются госбанку, а деньги используются без ограничений. "Подобные операции можно провести, чтобы показать кредит более высокого качества, - считает аналитик ИК "Тройка Диалог" Ольга Веселова. - Но большинство банков, как правило, пытаются этого не делать. Зачем обманывать себя? Покажешь хороший баланс, а получишь невозврат. Поэтому банки для себя устанавливают даже более жесткие требования, чем ЦБ". Впрочем, участники рынка рассказывают, что аналогичным образом действуют ВТБ и Сбербанк, которые всегда слишком высоко оценивают надежность своих кредитов, ведь их главный акционер - государство, готовое в случае чего поддержать кредитное учреждение.
Чиновники не перестают говорить, что банки пытаются скрывать свое реальное финансовое положение. Например, в истории с одним из крупнейших мировых сахарных трейдеров - французской Sucden - ВТБ не смог получить назад средства с процветающей иностранной компании. В конце 1990-х французы пообещали "засахарить" половину России и даже учредили российскую "дочку" - "Сюкден-М", а ВТБ помог ей деньгами. Хотя кредит был обеспечен залогом, заем оказался невозвратным. Здесь также удивляет, что только через 11 месяцев после ликвидации российского заемщика ВТБ списал со своего баланса $50 млн. ВТБ, имея французскую "дочку", так и не смог ничего получить от "материнской" компании, базирующейся во Франции, а просто списал деньги. Позитива для банков в этом году ждать также не приходится. "Качество кредитных портфелей продолжит ухудшаться, просрочка будет расти, - прогнозирует первый заместитель председателя правления Москоммерцбанка Людмила Лебедева. - Проблема снижения капиталов и, соответственно, докапитализации встанет очень остро". Значит, деньги опять пойдут через госбанки. Финансовые власти не исключают, что могут прийти на помощь сотне кредитных учреждений, но то, что сейчас происходит, по своей сути можно назвать зачисткой системы. Однако проблема в том, что государственные банки, такие как Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, исполняя де-юре требования регулятора, де-факто не подчиняются общим правилам. Масштабы бизнеса, сила их влияния на экономику и лоббистские возможности руководства фактически гарантируют им непотопляемость. "Равнее равных именно госбанки. Особенно в плане соблюдения обязательных нормативов. Другие банки не обладают таким административным ресурсом и льготами", - говорит Эдуард Савуляк. Никому не известна реальная экономика кредитных учреждений, не только малых, но и даже таких гигантов, как Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. Не понятен их объем обязательств, реальное финансовое состояние. И в этом заключается главная проблема российской банковской системы.
***

СИСТЕМНОЕ НЕРЕШЕНИЕ

В фашистской Германии был лозунг: "То, что хорошо для Круп-па, - хорошо для Германии". Смысл в переводе на современный банковский понятен: при прочих равных и при недостатке ресурсов главное - не допустить социального взрыва. США первыми вступили на путь ужесточения финансового регулирования - после череды корпоративных скандалов, апогеем которых стало банкротство Enron. В 2002 году в Америке принят драконовский, как тогда казалось, закон Сарбейнса - Оксли, который был призван положить конец злоупотреблениям и бухгалтерским трюкам. Он ужесточил требования к финансовой отчетности и предполагает персональную ответственность лиц, подписывающих документы, за их достоверность.
Впрочем, последние события показывают, что закон затронул лишь некоторые частные аспекты работы финансовой системы и ни в коей мере не предотвратил сегодняшний кризис. Кроме того, как выяснилось, никак не регулируется вопрос о бонусах и в принципе о размерах компенсационных пакетов топ-менеджеров, о чем свидетельствуют, в частности, скандалы с "премиальными", выписанными руководителям AIG и Merrill Lynch. У властей нет объективного механизма воздействия на принятие банками решений по расходованию госпомощии контролю над этим процессом. Впрочем, усилиями администрации, конгресса и общественности, устроившей форменную обструкцию AIG, удалось вынудить компанию публично раскрыть, куда разошлись полученные из госбюджета деньги. Но это пока единственный случай, и, конечно, он лишь еще раз подчеркивает отсутствие системного решения вопроса.
Для России закон Сарбейнса - Оксли не спасение. Выполнение действующих инструкций - более чем достаточно. ЦБ сознательно закрывает глаза на проблемы госбанков, и нужна политическая воля, чтобы эти глаза были открыты.
***

ВАСИЛИЙ КОЛТАШОВ, РУКОВОДИТЕЛЬ ЦЕНТРА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНСТИТУТА ГЛОБАЛИЗАЦИИ И СОЦИАЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ:

"Крупные банки тесно связаны с сырьевыми монополиями, которым и принадлежит политическая власть в стране. Вся государственная машина обслуживает интересы больших банков. Это касается как законодательства, так и действий бюрократических структур. Несмотря на допущенные кредитными институтами грубые ошибки в управлении финансами, они первыми получают антикризисную помощь на наиболее выгодных условиях. Все это экономическая политика, потому что крупные банки - основа кредитной системы любой страны. Однако нельзя сказать, что практика накачки их деньгами полезна для экономики. Вместо радикальных преобразований, затрагивающих потребителей и реальный сектор, государство продолжает поощрять банки за неэффективность".
***

Выделив на помощь банковской системе миллиарды рублей, которые по идее должны были пойти на кредитование экономики, государство предоставило избранным возможность дополнительного заработка
***

АНДРЕЙ ДЕМЧЕНКО, ЧЛЕН ПРАВЛЕНИЯ ИНСТИТУТА РАЗВИТИЯ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ:

"В России действительно существует несколько банков, которые живут по своим собственным правилам. Активы их закрыты от общественности, и остается лишь догадываться о реальной ситуации с ними. Этих банков немного, все они имеют в капитале существенную долю государства. Большинство из них обслуживают счета госкомпаний, что и является основной их задачей. Вероятно, именно эта деятельность заставляет государство относиться к ним по-другому и позволяет банкам выживать на фоне нестабильности финансового сектора. Трудно представить последствия щекотливой проверки "Сбербанка" или ВТБ. Фантазировать на эту тему можно долго, но пусть лучше они живут и процветают. Это объясняет политику государства относительно крупных банков - они "системообразующие".
***

ДМИТРИЙ ШИМАНОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ КОМПАНИИ MAR CONSULT:

"Крупные банки являются системообразующими, они выполняют важную функцию, как экономическую, так и общественную. Другое дело, что текущее руководство этих банков отчасти преследует цели, далекие от общественных. В таких случаях, по моему мнению, прокуратура должна фокусироваться именно на этих конкретных личностях, нежели на банке как таковом".
Лицензия ЦБ РФ на осуществление банковских операций № 3365 от 17.12.2014 г.
Подключение эквайринга
Получить консультацию
Получить консультацию
Заявка
пол:
Допустимый возраст клиента - от 21 до 69 лет.
Заявка на ипотеку
Заявка на встречу
Задать вопрос
ваш статус:
Оставить отзыв
Подписаться на снижение цены
Предложить свою цену
Оставить заявку

Мы всегда рады ответить на любые Ваши вопросы

Отклик на вакансию

Мы рассмотрим Ваше резюме и свяжемся в случае необходимости

Анонимное сообщение
Заказ наличных денег
Заказать обратный звонок
Забрать вклад
Спасибо!

Благодарим за обращение. Ваша заявка принята

Наш специалист свяжется с Вами в течение рабочего дня

Предоставляются, в случае наличия изменений, о которых ранее Банку не было известно