07.04.2009

Еврориск

В начале этого года Европа торжественно отметила первый юбилей евро. Будет ли следующий?

Второго апреля в Лондоне стартует саммит G20, на котором объединенная Европа планировала представить единый план выхода из кризиса. Однако разногласия по поводу того, кому именно и насколько надо помогать, становятся все острее. За месяц до встречи старожилы ЕС отказались выделить на спасение экономик Восточной Европы 190 млрд. евро, а сами страны - немедленно принять в зону евро. Разочарованный Восток говорит о новом железном занавесе, но на Западе, похоже, больше думают о будущем евро. Глобальный экономический кризис стал первым тестом для европейской валюты. Пройдет ли она его? Тяжелейший экономический кризис и разгорающийся, как следствие, кризис политический заставляют все сильнее сомневаться в жизнеспособности единой валюты.

Когда семь лет назад евро превратился в наличные деньги (до этого три года просуществовав в виде безналичной валюты), рядовые европейцы столкнулись с неожиданными тратами. Банкноты необычного формата не помещались в старые кошельки - пришлось покупать новые. Отмечая в начале нынешнего года 10-летний юбилей евро, чиновники ЕС утверждали, что именно единая валюта удерживает на плаву Европу. Честнее было бы сказать, что евро удерживает на плаву наиболее слабых членов Евросоюза, естественно за счет сильных. А эти расходы куда крупнее, чем покупка портмоне. Быстро завоевав статус резервной валюты, сейчас евро все больше напоминает колосса на глиняных ногах.

Цена единства

Мина замедленного действия была заложена под единую европейскую валюту уже при ее создании, говорят сегодня экономисты. Слишком разные страны были объединены одной монетарной системой. Израильский инвестор Ави Темкин, еще год назад предрекая крах евро, в качестве объяснения разделил Западную Европу на два блока: немецкий (Германия, Австрия, Люксембург, Нидерланды) и латинский (Франция, Италия, Испания). Немецкий блок, еще не забывший гиперинфляции гитлеровской Германии и опасающийся роста цен, был заинтересован в повышении ставки Европейского центрального банка. Латинский же нуждался в низкой ставке, чтобы дать стимул развитию своих экономик. "Но смысл создания еврозоны как раз и состоял в отказе от собственной монетарной политики, - напоминает руководитель отдела прикладного анализа УК "Лидер" Олег Черкашин. - Это была цена единства".

И она оказалась слишком высокой. Особенно для стран на юге региона. Остальная Европа объединила их под хлесткой аббревиатурой PIGS (сокращение от Portugal, Italy, Greece, Spain; по-английски pigs - "свиньи"). Лопнувший пузырь недвижимости, банковский кризис, растущий дефицит счета текущих операций (который в Испании достиг рекордных 10%), огромные государственные долги Италии и Греции... На столь безрадостном фоне из-за слишком медленного снижения ставки ЕЦБ эти страны оказываются в таком же положении, в какое в 1925 году попала Великобритания, считает соучредитель и партнер британской компании Eclectica Asset Management Хью Хендри. Тогда страна вернулась к довоенному "золотому стандарту". Это вызвало дефляцию, урезание зарплат, массовую безработицу и, как итог, всеобщую забастовку в 1926-м.

В сложившейся ситуации Германия и Франция - две крупнейшие экономики Евросоюза - выглядят более благополучно. Конечно, проблем хватает и у них (например, растущий дефицит бюджета), но более богатая и гибкая экономика позволяет им смягчить удар мирового кризиса. Положение этих стран было бы еще лучше, если бы их валюта отражала состояние дел только в них самих и не несла груз проблемных PIGS.

Восточное коварство

Но куда большую свинью Германии и Франции подложили не южные, а восточные соседи. Все предыдущие годы западноевропейские банки кредитовали страны молодой демократии. Бурный рост развивающихся рынков Европы вызывал эйфорию и притуплял бдительность. В результате объем кредитов, выданных региону (включая Турцию), достиг к концу 2008-го 1, 5 трлн долларов. По данным швейцарского банка UBS, лишь в нынешнем году погашению подлежит 400 млрд. долларов долга.

"Кредитование имело национальную специфику, - объясняет Олег Черкашин. - Так, скандинавские банки выдавали займы Прибалтике, французские - балканским странам". Во что обошлась эта щедрость, Европа поняла только теперь. Банки Австрии одолжили странам бывшего Восточного блока 230 млрд. евро, что составляет около 70% австрийского ВВП. В 2007 году итальянский UniCredit получил титул "Банк года в Центральной и Восточной Европе" за масштабную экспансию. Сегодня западные журналисты называют ситуацию, в которую попал UniCredit, "монетарным Сталинградом".

В основном кредиты Восточная Европа брала в иностранной валюте. В частности, в Венгрии за последний предкризисный год более 80% ипотеки было взято не в форинтах, а в швейцарских франках, евро и даже японских иенах, рассказал журналу "РБК" главный стратег по фондовым рынкам региона СЕЕМЕА (Центральная и Восточная Европа, Ближний Восток и Африка) Citigroup Эндрю Хауэлл. Между тем курсы национальных валют относительно евро значительно снизились за последние полгода. Долги стали непосильной ношей. По мнению г-на Хауэлла, в ближайшем будущем перед угрозой дефолта могут оказаться Латвия, Венгрия, Украина, Болгария и Румыния. Невозврат долгов еще больше отяготит положение стран Западной Европы - как группы PIGS, так и всех остальных. Рынок четко реагирует на такие опасения. Страховка от дефолта - кредитные дефолтные свопы (CDS) - резко выросла в цене, причем не только для Восточной Европы. Лидирует Украина: в конце февраля CDS по ней находились около 4000 пунктов, то есть вероятность дефолта рынок оценивал в 40%. В
Латвии этот показатель составлял 940 пунктов, в России - 770, в Венгрии - 580. На этом фоне CDS Австрии смотрелись весьма скромно - всего 270. Но ведь еще недавно они дрейфовали вблизи нуля.

Безусловно, речь идет лишь об оценке рынка. Однако тот же рынок определяет и курс евро. Достигнув в марте 2008-го пика в 1, 6 доллара за евро, европейская валюта через год находилась у отметки 1, 25 доллара. "Стоимость евро зависит от ситуации в странах еврозоны, - подчеркивает профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини. - Если события в Калифорнии не могут повлиять на курс доллара США, то на курс евро влияет все, что происходит в Европе". При этом экономисты не подвергают сомнению то, что в ближайшее время из зоны евро следует ожидать преимущественно плохих новостей. "Соединенные Штаты и Европа словно соревнуются, у кого дела хуже, - говорит Олег Черкашин. - И пока лидирует Европа". Отсутствие единых согласованных действий в условиях все возрастающего негатива не дает оснований для оптимизма в отношении евро. Впрочем, дело тут не только в Старом Свете, уверен начальник отдела дилинга Москоммерцбанка Игорь Зайцев. "Как только начинают поступать плохие новости от различных финансовых корпораций и экономики в целом, доллар начинает укрепляться, - отмечает эксперт. - То есть именно доллар в текущий момент рассматривается как некий безрисковый актив, в котором можно пересидеть смутные времена". Что в эти смутные времена ждет евро?

Закат евро

Парадоксальная ситуация: с одной стороны, если бы не евро, то, возможно, мы уже увидели бы несколько суверенных дефолтов. Именно на это напирают защитники единой валюты. С другой - те же самые наиболее уязвимые страны выиграли бы, выйди они в скором времени из зоны евро, поскольку смогли бы проводить собственную монетарную политику, отвечающую их национальным интересам. Пусть бы она и началась с масштабной девальвации. "Европе нужны лиры, драхмы, песеты и эскудо", - категоричен Хью Хендри. Причем главным образом это было бы на руку Германии, убежден он. Освобожденная от балласта европейская валюта стала бы более устойчива к кризису, а значит, и страны-лидеры - менее уязвимы. Инвесторы верят в немецкую экономику, а не в экономику еврозоны: они покупают немецкие гособлигации со сроком погашения 30 лет и сбрасывают евро. Но Германия не готова отказаться от единой валюты, а инициатива покинуть еврозону может прийти только с юга, считает Игорь Занцев. Ключевые игроки останутся, следовательно, за само существование валюты можно не беспокоиться. По крайней мере пока.

"Элита ЕС защищает идею единой валюты, - говорит управляющий директор Ситибанка Юджин Белин. - Евро поддерживается сейчас мощной политической волей, так что в ближайшее время отказ от него невозможен". Однако особенность экономического кризиса в том, что он способен перерасти в политический. Вполне вероятно, что именно этот процесс мы сегодня и наблюдаем в Европе. Восток отчаянно нуждается в помощи. Но Запад не может и не хочет спасать соседей за счет собственных граждан. В кризисном мире расцветает протекционизм. Президент Франции Николя Саркози пообещал выделить 3 млрд. евро автогигантам PSA

Peugeot Citroen и Renault при условии, что они не станут закрывать предприятия во Франции. Между тем автомобильная промышленность сильно пострадала от кризиса, и очевидно, что сокращение бизнеса в таком случае будет происходить за счет заводов, расположенных в странах Восточной Европы. Кроме того, отказав этим государствам в кредите на 190 млрд. евро, Евросоюз принял решение рассматривать вопрос по каждому из них в отдельности, заранее предупредив, что сумма помощи будет уменьшена. Ответная реакция была резкой. Нельзя допустить, чтобы Европа снова оказалась разделена на две части опускающимся со стороны Запада железным занавесом, заявил премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань. А некоторые политики в Латвии даже сравнивают ЕС с СССР.

Любовь Запада и Востока оказалась бурной, но недолгой: старожилы Евросоюза не могут договориться между собой, не то что с новыми соседями. Кризис подверг сомнению саму идею объединенной Европы, и позиция евро сегодня весьма неустойчива. "Но валюты не появляются и не исчезают в один момент", - замечает Юджин Белин. Так что вряд ли пришла пора устраивать поминки по единой европейской валюте. И все же клубок проблем и растущих противоречий подвергнет политический проект, именуемый "Евро", очень жестким испытаниям.

В среднесрочной перспективе единая валюта будет ослабевать - этот прогноз в данный момент не вызывает сомнений. Игорь Занцев предполагает, что курс евро к доллару может снизиться до уровня 1, 15-1, 20 на фоне ухудшения экономической ситуации в Европе, однако позже, к концу 2009-го, снова поднимется до отметок 1, 35-1, 40. Аналогичную оценку, 1, 35 в конце года, дает Эндрю Хауэлл. А вот Олег Черкашин столь быстрого восстановления не ожидает: по его мнению, мы можем увидеть паритет валют. Впрочем, и его прогноз кому-то покажется оптимистичным. Звезды инвестиционного Олимпа и вовсе признаются, что уже давно перестали играть с европейской валютой. Инвестор Джим Роджерс в феврале заявил, что не верит в перспективы евро. Он отводит этой валюте не более 20 лет. Другие - куда меньший срок. "Это лишь вопрос времени, - еще год назад рассуждал Ави Темкин. - Возможно, менее чем через три года эксперимент под названием "Евро" подойдет к концу".

Лицензия ЦБ РФ на осуществление банковских операций № 3365 от 17.12.2014 г.
Подключение эквайринга
Получить консультацию
Заявка
пол:
Допустимый возраст клиента - от 21 до 69 лет.
Заявка на ипотеку
Заявка на встречу
Задать вопрос
ваш статус:
Оставить отзыв
Подписаться на снижение цены
Предложить свою цену
Оставить заявку

Мы всегда рады ответить на любые Ваши вопросы

Отклик на вакансию

Мы рассмотрим Ваше резюме и свяжемся в случае необходимости

Анонимное сообщение
Заказ наличных денег
Заказать обратный звонок
Забрать вклад
Спасибо!

Благодарим за обращение. Ваша заявка принята

Наш специалист свяжется с Вами в течение рабочего дня

Предоставляются, в случае наличия изменений, о которых ранее Банку не было известно